Кеты народ Севера России

Кеты

Ке́ты (самоназвание кето, кет — «человек», мн. ч. денг — «люди», «народ»; ранее применялись этнонимы остяки́, енисе́йские остяки́, енисе́йцы) — малочисленный российский коренной народ Сибири, населяющий север Красноярского края. Используют кетский язык, который относится к группе енисейских языков.

Численность народа

Из всех кетских населенных пунктов Светлогорск и Курейка подчинены администрации города Игарка, Су ломай находится в Байкитском районе Эвенкии, Сым — в Енисейском районе, все остальные — в пределах Туруханского района Красноярского края. В то же время в эту территорию не включены два поселка Туруханского района — селькупский Фарково и эвенкийский Советская речка. Всего исследование проведено в 21 населенном пункте. На этой территории переписали в 2001 г. 885 кетов.
За годы между исследованиями (1991 и 2001) умерло 141 человек, родилось 142. Естественный прирост всего 1 человек за 10 лет! Иначе говоря, естественный прирост — нулевой.
Уехали за пределы ОЭТ в этот период 62 человека, приехали 43. Отрицательное сальдо (убыль) — 19 человек.
Сменили национальную принадлежность с кетской на иную 32 метиса, с иной на кетскую 62 человека, прирост по этой причине 30 человек.
По всем трем источникам прирост составил 12 человек, то есть 1,4 % за 10 лет.
Численность мужчин и женщин у кетов примерно одинакова (женщин — 50,2 %.
Анализ возрастной структуры указывает на резкое снижение рождаемости в 1990-е гг., в 1991 году дети до 10 лет составляли в числе кетов 27,1 %, а сейчас всего 15,9 %.
О повышенной смертности говорит тот факт, что процент пожилых людей не растет, лиц 60 лет и старше было 6,6 %, стало 5,4 %.
Среди кетов преобладает малая семья, включающая чаще всего супружескую пару и детей. Сложных трехпоколенных семей совсем немного.
Подводя итог, можно сказать, что за последние годы проявились негативные демографические явления, которые привели к сниженной рождаемости, повышенной смертности, в результате чего прирост кетов прекратился, численность стабилизировалась.

Расселение и миграции

Кеты проживают в 21 поселке, что расположены цепочкой в основном по берегам Енисея и некоторых его притоков на расстоянии около 1000 километров с юга на север. На этой, условно говоря, «кетской земле» сами кеты составляют незначительный процент, намного уступая русским.
Анализ расселения показал значительные перемещения кетского населения из одних поселков в другие. Причем в поселках с высокой долей кетского населения их абсолютная численность падает, а в поселках, где кеты составляют небольшой процент, их число быстро увеличивается.
Таким образом, более половины кетов проживают в смешанной среде.

Занятия кетов

С точки зрения изучения современных этнических процессов, важно выяснить, сколько кетов сохраняет приверженность традиционным занятиям, а сколько отошли от них и занялись каким-то другим делом. Сохранение традиционных отраслей хозяйства содействует сохранению и многих других видов традиционной культуры, так как в конкретной действительности этносов, ведущих традиционный образ жизни, все аспекты бытия тесно переплетены.
Женщины по основному месту работы вообще не заняты в традиционных отраслях.
Если учесть имеющих отношение к традиционным занятиям помимо основной работы, то их окажется намного больше.
Даже среди женщин, отошедших от традиционных занятий, не так уж мало знакомых с традиционной женской работой (среди молодых около половины), а среди мужчин традиционными видами труда занимаются почти все.
Из традиционных занятий сохранились рыболовство и охота. Ими хотя бы на любительском уровне занимаются 94,0 % мужчин. В числе 57,1 % женщин встретились такие, которые кроме обработки шкур и другой чисто женской работы еще и охотятся (10,0 %) и рыбачат (51,0 %).
Новшеством последних лет стала массовая безработица, охватившая более трети мужчин и пятую часть женщин. Ее отрицательные последствия понятны. Правда, местная особенность состоит в том, что среди мужчин размеры этого явления больше, чем в целом по стране, — это объясняется слишком узким спектром имеющихся рабочих мест в небольших сельских поселениях. Вместе с тем многие безработные мужчины активно начали (вернее — продолжили) заниматься промыслами (охотой и рыболовством) и фактически стали индивидуальными промысловиками. Но так как они нигде не оформлены, то числятся безработными. Как ни парадоксально это звучит, безработица стимулирует сохранение традиционных занятий, а это можно рассматривать как явление, объективно тормозящее ассимиляцию. Оно приносит слишком много вреда. В частности, наблюдается процесс люмпенизации части кетекого населения. Итак, отход от традиционных занятий у кетов налицо, особенно по основному месту работы, но цифры по занятиям вне основной работы все же убеждают, что не все так плохо. То, что хотя бы на любительском уровне традиционным занятиям отдают должное подавляющее большинство мужчин и более половины женщин, позволяет сделать вывод, что в этой сфере говорить о массовом отходе от традиционных видов деятельности пока преждевременно.

Материальная культура кетов

Зимнее стационарное жилище кетов — полуземлянка — еще в первой половине XX в. заменено русской избой. Летнее — чум — отмечено в 1991 г. у двух семей пенсионеров. Но за прошедшие десять лет старики умерли, и чумов сейчас нет. Так что в 1990-е годы закрылась еще одна страница традиционной культуры кетов. Сейчас кетское население живет в стандартных домах, построенных чаще всего приезжими строителями и не имеющих никаких национальных особенностей.
Национальная одежда продолжает быстро уходить из повседневного использования — динамика наличия элементов национальной одежды по поколениям не оставляет надежд на сохранение ее в обозримом будущем. Особенно мало осталось женской одежды, а полный костюм имеется у 1-2 человек.
Иное положение с традиционной кухней. Сейчас знакомы с ней 89,9 % кетов, употребляют традиционную пищу 76,9 %, в т.ч. регулярно -32,6%.
С занятиями в традиционных отраслях тесно связан такой показатель, как наличие в семьях различных предметов традиционной утвари, инструментов, и других вещей. Они есть в 51,5 % семей. Это связано с приверженностью подавляющего большинства мужчин традиционным промыслам. Среди вещей и предметов отмечены охотничьи лыжи — в 35,3 % семей, долбленая лодка (ветка) — в 24,8 % семей, нарты — в 24,8 % семей, инструменты для обработки шкур — в 19,8 % семей.

Языковые процессы

Быстрый уход из жизни кетов родного языка был зафиксирован всеми предыдущими исследованиями, а также переписями населения.
Родным языком назвали кетский 19,1 % опрошенных, кетский и русский — 3,4 %. Русский язык современные кеты считают своим несравнимо чаще, чем кетский.
С этим показателем связана также степень владения кетским и иными языками региона.
Показатели по основному разговорному языку значительно ниже, чем по родному языку или по степени владения кетским языком, а значит, многие кеты, хорошо владеющие кетским языком, довольно редко его используют. Преимущественно кетский использует всего 1,5 %, два языка — 5,4 %.
Чаще всего кетский язык используется при общении со старшим поколением, с родителями.
Уже более 20 лет в ряде школ региона в начальных классах преподается кетский язык. До этого образование кеты получали исключительно на русском языке.
Кроме обычных трудностей, связанных с введением письменности и языка в программы школ (проблемы с учебниками, книгами для чтения, подготовкой учительских кадров и т.д.), мы видим причину слабого влияния школы на языковую ситуацию в том, что для подавляющего большинства детей кетский язык уже перестал быть родным. Его необходимо преподавать по методике иностранного языка, что влияет на результаты обучения.
Вывод однозначен — кетский язык уходит из живого бытования, сокращается число владеющих им, показатели в младших возрастных группах снизились до нуля, попытки сохранить язык через школьное обучение не увенчались успехом.

Духовная культура кетов

Уход кетского языка сказался в первую очередь на тех областях духовной культуры, которые непосредственно связаны с ним. Все реже можно услышать исполнение народных песен на кетском языке. Лишь 1,1 % кетов старше 7 лет поют песни преимущественно на кетском языке, еще 2,6 % — на двух языках, остальные — исключительно на русском. Лиц, помнящих хотя бы одну песню на кетском языке, оказалось лишь 5,7 %.
Аналогичные результаты получены по такому показателю, как уровень знакомства с национальными сказками. Помнят хотя бы одну сказку на кетском языке 12,7 % опрошенных кетов старше 7 лет, слышали их, но уже не помнят еще 29,1 %.
В такой сфере духовной культуры, как обряды, знакомы с похоронным 23,2 % опрошенных, с родильным обрядом 3,3 %, со свадебным — 9,3 %.
В религиозных пристрастиях кетов существует большое разнообразие.
Среди мужской части кетов значительно больше неверующих, а также приверженцев шаманизма, чем среди женщин, где больше православных и приверженцев протестантских сект.
Таким образом, в мировоззрении кетов причудливым образом переплелись и мирно уживаются доктрины трех зачастую взаимоисключающих мировоззрений — атеистического, православного и языческого. Налицо синкретизм. Исключение составляют приверженцы западного протестантского мировоззрения, которые не приемлют иных идеологий.
В целом можно сказать, что в области духовной культуры происходят трансформации, национальные особенности быстро исчезают, в некоторых областях духовной культуры этническая специфика практически утрачена. Трудно выделить хотя бы одну область духовной культуры, где выводы были бы иными.

Добавить комментарий